У Москвы есть шанс в Чечне ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария) Поразительные результаты независимых опросов общественного мнения


Результаты, видимо, и действительно независимых опросов общественного мнения, проведенных в Чечне, свидетельствуют о том, что большинство населения поддерживает начатый Кремлем политический процесс по урегулированию конфликта. Они говорят также о пессимизме в настроениях и неприятии посаженного Москвой временно исполняющего обязанности президента Кадырова

Во многих районах пропагандируемый Кремлем выход из длительного чеченского кризиса - принятие новой конституции, частичная амнистия для мятежников, выборы нового парламента и нового президента, а также подписание между Грозным и Москвой соглашения о широкой автономии республики - воспринимается с большим скептицизмом. С одной стороны, это объясняется тем обстоятельством, что одна конфликтующая сторона, а именно, сражающиеся за независимость повстанцы, полностью отстранены от участия в этом процессе. После состоявшегося в марте референдума, официальные результаты которого, что касается количества принявших участие в голосовании и проголосовавших «за», появилась другая, обоснованная тревога: мол, фальсификация результатов в ходе выборов будет, без сомнения, такой, что они лишь придадут видимость легитимности новому правовому фундаменту республики (конституции) и институтам (президенту и парламенту). То, что такое происходило во время референдума, доказывают многочисленные свидетельства очевидцев с избирательных участков, а также свидетельства членов избирательных комиссий, опубликованные в российских и зарубежных средствах массовой информации и в документах правозащитных организаций.

Оговорки критического характера

Проблемой является то, что в связи с очевидно сфальсифицированными результатами никто реально не знает, за что или против чего все же проголосовали чеченцы. Поскольку, как предполагается, большинство людей, которые были против новой конституции, совсем не ходили голосовать, то встает острый вопрос, сколько же вообще людей пришло к избирательным урнам. На этот вопрос пытается ответить российский ученый-социолог Сергей Хайкин из частного социологического института «Validata». До сих пор этот институт занимался рыночным маркетингом. Однако в начале этого года Хайкин приступил в сотрудничестве с грозненским университетом и чеченскими добровольцами - преподавателями и студентами - к широкомасштабному исследованию. Уже перед референдумом и после этого дважды, в конце мая и в конце июня, он провел опрос 1 000 респондентов в различных районах разрушенной войной республики, задавая им вопросы политического характера. Сам Хайкин считается серьезным исследователем общественного мнения, однако, его проект подвергся определенной критике за то, что, мол, в обстановке страха, характерной для Чечни, провести серьезный опрос невозможно.

Тем не менее, результаты исследования Хайкина дают представление о том, к каким результатам могло привести свободное и честное голосование, другими словами, о том, что думают жители, когда они говорят не с военными и журналистами. Неожиданным результатом проведенных опросов является то, что очень сильно завышенным оказался показатель участия в выборах (с 62-х до 90 процентов), но не результат, свидетельствующий о поддержке новой конституции и законов, связанных с проведением парламентских и президентских выборов. Разница между официальными результатами и данными, полученными в ходе опросов, составляет, что касается голосования по конституции, всего 5 процентов, по выборам президента - почти 10 процентов, и парламента - 6 процентов. Официальные данные по итогам голосования по всем трем вопросам приводятся на уровне 95 и более процентов. В пересчете на общее число имеющих право голоса получается большинство, составляющее от 53 (выборы президента) до 56 процентов (конституция).

Большинство против независимости

Столь же неожиданным оказалось то, что количество тех, кто выступает за то, чтобы Чечня оставалась в составе Российской Федерации, последовательно увеличивалось в период между первым и последним опросами с 67 почти до 75 процентов. За полный суверенитет своей родины высказались 18 процентов опрошенных, в то время, как в марте таких было 21 процент. Среди причин, чтобы оставаться в составе федерации, первой - ее назвали 14 процентов респондентов - является то, что «Россия богатая и сильная», далее - 10-12 процентов опрошенных - «чтобы жить в мире», «из-за тесной исторической, экономической и географической близости, «поскольку нет другой альтернативы», и «мы уже пытались жить в независимости, но шанс свой упустили».

То есть, заметен преимущественный пессимизм, но видна и доля реализма, когда речь заходит, с одной стороны, о неравном соотношении сил, а, с другой, о хаосе в будто бы суверенной Чечне в период 1996-1999 годов. Сторонники независимости более нетерпимы: добрых 33 процента из них не называют причин своей позиции и просто говорят, «поскольку так должно быть».

Большинство опрошенных оценивает ситуацию на своей родине словами «ни войны, ни мира» (добрых 51 процент - в мае, более 58 процентов - в июне). Доля тех, кто ожидает, что война будет продолжаться без всяких изменений, уменьшилась почти с 24 до 17 процентов, тогда как число тех, кто надеется на мир, сократилась очень незначительно. И в июне несколько больше половины опрошенных были полны надежд на это, но с апреля их доля сократилась с 55 до 52 процентов. Количество тех, кто в ближайшие двенадцать месяцев не ждет ничего определенного, несколько сократилось с 26 до 24 процентов, однако увеличилась доля тех, кто думает о перспективах «со страхом и тревогой».

На вопрос, что больше всего угрожает жизни чеченцев, большинство опрошенных назвало в качестве самой серьезной угрозы федеральные войска и службы безопасности. Число таких в июне увеличилось (с 71 до 73 процентов). В два раза, с 20 до 42 процентов, увеличилась доля тех, что самым серьезным источником опасности считает мятежников. Видимо, существенную роль в этом сыграли террористические акты с участием смертников в Чечне и в других регионах Российской Федерации. Сам Хайкин подчеркнул в интервью, что большинство опрошенных осудило террористические акты в Чечне. Больше нет попыток оправдывать эти акции, по его словам, это - новая тенденция. Почти половина опрошенных охарактеризовала совершенные в конце июня террористические акты с участием смертников как террор. Добрая треть назвала их актом отчаяния, и только 10 процентов (12 процентов среди молодых людей) - частью борьбы за независимость. В качестве других источников опасности опрошенные назвали преступность (соответственно 35 и 45 процентов) и местные службы безопасности (20 и 26 процентов).

Но, видимо, больше, чем дурная слава, которой пользуются федеральные войска, Кремль, пожалуй, должен обеспокоить ответ на вопрос о развитии ситуации в республике. Доля тех, кто видит улучшение, увеличилась с марта до мая с 33 почти до 36 процентов, но затем опустилась ниже 29 процентов. Ухудшение ситуации в марте отмечали еще 11 процентов опрошенных. После того, как в мае таковых стало меньше на 8 процентов, в июне их число выросло сразу до 15 процентов. Напротив, некоторое большинство опрошенных, имеющее тенденцию к увеличению считает, что ничего не изменилось.

На кон поставлено доверие к Путину

Президент Путин, выступая перед референдумом с обращением к чеченцам, нарисовал перспективу улучшения ситуации, если они пойдут намеченным им путем политического урегулирования конфликта. В марте в ходе опроса, проводившегося Хайкиным, большинство опрошенных, а именно 55 процентов, называли надежду на это в качестве главной причины, почему они решили принять участие в референдуме. Однако улучшения не видно, наоборот. Если Кремль, наконец, не возьмет на короткий поводок свои войска и службы в Чечне и не положит конец ежедневным нападениям на гражданское население, он рискует снова буквально утопить в болоте неожиданно большую поддержку своим планам со стороны населения.

Очередной вехой станут намеченные на 5-е октября президентские выборы в Чечне. Большинство наблюдателей едино в том, что здесь ничто не будет отдано на откуп простого случая или на волю избирателей, что победитель уже известен: это посаженный Москвой в качестве главы администрации бывший муфтий республики Ахмад Кадыров. Кадыров со вступлением в силу новой конституции стал официально временно исполняющим обязанности президента и использует возможность, чтобы расставить на важных постах всех уровней управления своих союзников до того, как ему придется уйти в отпуск в связи с участием в выборах. В конце июня, тогда был проведен пока самый последний опрос, более 62 процентов опрошенных назвали Кадырова в качестве кандидата, за которого они не стали бы голосовать ни в коем случае. Этот показатель превзошел только бывший президент Масхадов, набравший 66 процентов.

Непопулярный Кадыров

Среди наиболее часто упоминаемых кандидатов эти двое плетутся в хвосте в вопросе, за кого бы опрошенные отдали свои голоса (соответственно 13 и 4 процента). В верхней части «позитивного рейтинга» - бывший председатель Верховного Совета Хасбулатов (26 процентов), независимый предприниматель Сайдуллаев (23 процента) и депутат Думы от Чечни Аслаханов (18 процентов). В качестве фаворита среди кандидатов большинство опрошенных назвали Сайдуллаева, второе и третье места занимают Хасбулатов и Аслаханов. Эти трое и Кадыров официально зарегистрировали свои кандидатуры.

Сайдуллаев, сдавший на прошлой неделе документы для регистрации своей кандидатуры в Грозном, пригрозил после возвращения в Москву, что сойдет с дистанции, если у кандидатов будут неравные шансы. Он утверждал, что заключил с большинством других кандидатов - их на сегодняшний день тринадцать - соглашение, что в этом случае сойдут с предвыборной дистанции и они. Кроме того, Сайдуллаев заявил, что в случае, если дело дойдет до второго тура, потерпевшие поражение кандидаты сгруппируются вокруг Кадырова. Войну между федеральными войсками и повстанцами в Чечне, заявил разбогатевший на лотереях крупный предприниматель, дополняет сегодня конфликт между администрацией и населением.

14.08.2003